Интервью с лидером рок-группы «SMIRNOV» Иваном Смирновым (псевдоним — Иван Несмирый). Иван прошел достаточно сложный путь, первое время в Америке было трудным, но ему удалось преодолеть все преграды.

Молодой человек сидит на асфальте
Иван, родился ты в Вологде, так? До какого возраста здесь жил?

Родился я в Питере. Ну, тогда это был Ленинград. Меня сразу спеленали и увезли в Череповец. К 5-ти годам я добрался и до Вологды, где успешно поступил в детский сад и следующие за ним учебные заведения (школа №8, филфак ВГПУ). В 19 лет решил уехать в Лос Анджелес. И уехал. В 2003-м.

Обратите внимание!

* В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
* Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.

Поэтому для вас круглосуточно работают БЕСПЛАТНЫЕ эксперты-консультанты!

* Задайте вопрос через форму (внизу статьи), либо через онлайн-чат .

* Позвоните на горячую линию: Москва и Область - +7(499)350-80-31 Санкт-Петербург и область - +7(812)627-15-66

Иммиграция

— Как я понимаю, ты уехал отсюда уже взрослым, сформировавшимся человеком… Можешь как-нибудь коротко, в двух словах, дать определение своему характеру и жизненному кредо, а заодно объяснить, что сделало тебя именно таким, а не другим (семья, друзья, знакомство с какой-то музыкой или т.п.)

Да, как я уже сказал, я уехал в Америку на пороге своего 20-летия. Думаю, большая часть меня уже успела тогда сформироваться, сгруппироваться и сесть на самолет. Что касается характера, то лучше, думаю, скажет обо мне мнение окружающих. А я-то что угодно могу сказать… и это будет субъективное мнение, которое через минуту изменится.
Мое жизненное кредо. Я очень хорошо помню, что я говорил себе тогда в переломном 2003-м: «Я буду делать то, что Я ХОЧУ. Я знаю свое предназначение, и это главное!»
В музыкальном плане на меня оказывали влияние многие, но особо выделить могу трех — мой отец, с его джазовыми импровизациями и пристрастием к битлам; бабушка, прекрасная певица и почитательница классической музыки, и мой ментор Владимир Соколов, научивший меня азам студийной работы и приобщивший к самой свежей рок-музыке с запада. В плане поэзии меня образовывали мама, бабушка и дед, а в дальнейшем друзья с филфака и учителя, из которых особо могу выделить С.Ю. Баранова, лекциями которого я жил.

— Ты в своё время поступил на филологический факультет. Немногие парни идут туда. Почему ты сделал такой выбор?

Так потому что там девушек много!!!.. Нет, тут история закрученная. Собирался я на иняз в начале. Потом меня напугали тем, что на инязе страшный конкурс и загруженный график. Для музыки времени нет. Я с перепугу поступил на естгео… Через две недели понял, что совершил ошибку и, вспомнив свое пристрастие к литературе, перевелся на филфак…и до сих пор не жалею, что там учился!

Творчество здесь и там

— Когда ты впервые занялся «роковым» творчеством и как всё начиналось? Это было творчество одиночки или в какой-то компании друзей?

Идеи первых песен возникли у меня где-то в 6 лет. Первую композицию я написал в 8. В 11 лет осознанно решил стать музыкальным артистом (владеющим карате и забивающим решающие голы в кубке мира по футболу…) Тогда же я впервые выступил в Вологде в составе джазовой детской группы В. Андреевой «Вот и мы». Я спел свою песню на английском. После этого я только и делал, что пытался создать группу. Однако постоянно ощущал себя одиночкой. В 15 лет сделал первую студийную запись в ДК на студии В. Соколова. Песня была посвящена Новалису. В это время я уже определился со своим предназначением.

— Ты выступал где-то в Вологде? Публиковался?

Как я уже упоминал,я впервые выступил в Вологде в составе джазовой детской группы В. Андреевой «Вот и мы». Я пел свою песню на английском. В школе выступал немного. Первой более менее серьезной победой можно считать победу на Осеннем Звездопаде в 2001. Потом выступал часто на разных вологодских тусовках. Участвовал в российском фестивале Весна-УПИ -2002 в Екатеринбурге, в отборе на Евровидение. Сделал сольный концерт в ВГПУ в декабре 2002. Даже, вроде, на радио звучал.
Мои стихи впервые опубликовали в 1992 в сборнике юных талантов Вологодчины . Потом не раз публиковался в вологодских газетах (Ступени, Вездеход, Свеча и т.д.). В школе, по «приказу» учителей, участвовал в конкурсе чтецов, чего, как заядлый футболист-пацан, страшно стыдился.

— Как ты теперь, со стороны, оцениваешь жизнь вологодской богемы и вологодское искусство вообще, со всеми его берёзками, куполами, с Рубцовым и Беловым?

Рубцов и Белов это вологодское славное прошлое. Его надо знать, но обсасывать его до невозможности… не знаю… Для меня вологодская поэзия сейчас это такие имена как Черный, Маркова, Усанова, Туркин, Боева, Суворова и др. Вобщем, ростки молодого ВОСРП. В плане музыки, на фоне засилия попсы и бесталанщины возникают и будут возникать интересные музыканты с большим потенциалом. С некоторыми из них (Воскобойников, Таюшева, Александрова и т.д.) я имел удовольствие здесь сотрудничать. Сейчас мог бы выделить Калинина и юного Юдакова…. А березки и купола это, кстати, красивый пейзаж, по которому скучаю…

Ожидания и реальность

— Как ты принял решение уехать отсюда? Кто помог тебе в этом?

Странно, но принял решение за один день… хотя зрело долго. Просто понял, что в Вологде оставаться нельзя; что все себя исчерпало…
Поехал в Америку по рабочей визе вожатым в лагеря. Самое тяжелое было — собрать деньги. Работал, занимал, помогали родные… Было нервное, но прекрасное время — время перелома.

— Расскажи, пожалуйста, о бытовых трудностях. Чем жизнь там отличается от жизни здесь?

Конечно, уровень жизни в Америке считается выше. Но привычка это такое дело. Приезжему в Америке будет ОЧЕНЬ трудно в первое время, особенно в большом городе. (В Лос Анджелесе есть такие места, где даже днем лучше не появляться…) Главное — не отчаяться и не озлобиться. И потом окажется, что не такие-то мы и разные, и к каждой двери можно найти свой ключик… возможно и золотой.

— Что ты хотел найти за границей? Нашёл ли? Как там относятся к эмигрантам?

В первую очередь, хотел найти понимание. Хотел себя показать. Хотел революций, феерверков, летающих слонов и поющих карасей… Нашел пару людей с революциями, феерверками, летающими слонами и поющими карасями в глазах…
К эмигрантам относятся нормально, т.к. все в какой-то мере эмигранты. Во всяком случае, в Америке. Главное — не замыкаться и проявлять уважение, и к тебе тоже будут относиться хорошо. Все растаманы, по крайней мере, будут…

— Как тебе жилось там в первое время?

В первое время (после лагеря, когда я пустился в свободное плаванье) жилось хреново (тут должно быть словечко покрепче). Как -то даже дошло до того, что я готов был назвать своим домом местный Макдональдс… Многое пришлось пройти. Не раз хотел вернуться. Раздумывал… Встретил людей, поверивших в мое творчество. Встретил австралийскую красавицу… И завертелось.

— Не было ли проблем с языком?

Язык у меня уже был на определенном уровне, когда я приехал в Америку… Но этот «определенный уровень» был далеко от НУЖНОГО.
Так что казусы возникали… Дело даже не в языке, а в менталитете скорее, в разном понимании вещей. Говорят, что достаточно 3 месяцев в чужой стране, чтобы научиться понимать… Но чтобы научиться ЖИТЬ, нужно, по крайней мере, 3 года.

— Иван, ты пишешь на английском? Что изменилось в твоём творчестве с тех пор, как ты уехал из России?

Я с детства писал песни на английском и на русском. Стихи и прозу — только на русском. На русском писал лучше… так как знал, что его понимают! А в английском нравилось звучание. Он необыкновенно здорово пелся. А писал сначала что попало, типа «I love you girl/I want you girl». Поэтику английского постиг по-настоящему уже в Америке. Скажу честно: чтобы написать один серьезный поэтический текст на английском, нужно перерыть кучу литературы и прожить в стране не один год. Причем, наличие такого опыта, я думаю, только обогатило мой русский. Но судить об этом не мне.

— Какой у тебя круг общения? Много ли в нём русских?

Общаюсь со всеми. Определенной градации нет и не было… и было бы глупо. Русских друзей не так много. Может, просто еще не напал на «жилу», а может просто у меня, в отличие от многих русских здесь, несколько другие жизненные цели. Друзья — музыканты, режиссеры, художники, люди с огоньком в глазах… но лучшие друзья все равно остались в Вологде.

Ностальгия

— Бывает ли у тебя ностальгия по России? Как по-твоему, у нашего поколения, у тех, кто появился на свет накануне развала СССР, есть родина?

Я очень часто ловлю себя на мысли, что никакого патриотического чувства у меня нет, и меня очень пугает эта мысль.Ностальгия это физическая боль. Не устану это повторять. Достаточно почитать Цветаеву… или Кундеру… У нашего поколения ЕСТЬ Родина! Эта Родина, в первую очередь, прекрасные русские люди, несущие в себе высокую культуру. Это Пушкин, Достоевский, Чайковский, Рахманинов, Шаляпин. В мире Россию знают и ЛЮБЯТ по этим именам. Это наша культура, пережившая-таки пропаганду культа! И да, это наша бедная русская интеллигенция, которую я называю «светлой грустью этого мира»…

— Как ты связан с Вологдой сейчас? Здесь наверняка осталось много близких тебе людей…

Связан, конечно, и довольно плотно. Спасибо интернету! По-прежнему общаюсь со всеми друзьями, с родными. Иногда такое ощущение, что незримо нахожусь там. Все хожу, хожу… никак не нахожусь!..
Охота всех повидать, сходить в школу, в универ, в Дом Актера, вдарить с парнями по струнам, а потом пивка!

— Ты когда-нибудь вернёшься?

I’ll be baaaack!!!!